X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Эксперт об Эве Копач в связи с фото в прозекторской: Она скомпрометировала себя как политик

20.04.2021 14:40
Роль Эвы Копач как министра здравоохранения Польши заключалась не в том, чтобы позировать для фотографий в прозекторской, а в том, чтобы контролировать, как проходит защита тел жертв Смоленской катастрофы, - утверждает профессор Мечислав Рыба из Католического университета в Люблине.
Аудио
  • Профессор Мечислав Рыба из Католического университета в Люблине о том, сдало ли правительтсво Дональда Туска экзамен перед лицом Смоленской катастрофы.
       .     -  .
Кадр из документального фильма Эвы Станкевич «Состояние угрозы». слева на первом плане - Эва Копач. Фото: Twitter/TVP Info

В минувшее воскресенье, 18 апреля, в эфире Первой программы Польского Телевидения состоялась премьера документального фильма Эвы Станкевич «Состояние угрозы», в котором был показан, в частности, политический контекст и состояние российско-польских отношений перед Смоленской катастрофой в 2010 году, а также были указаны упущения, которые, по мнению авторов, имели место после катастрофы. Фильм основан на документах Главной военной прокуратуры и Техническом отчете Подкомитета по повторному расследованию авиакатастрофы; в нем также содержатся фрагменты отчетов и показания свидетелей, заявления экспертов и документы, касающиеся Смоленской катастрофы.

Бронислав Коморовский спустя несколько недель после авиакатастрофы уже в роли президента, после погибшего в крушении правительственного Ту-154М Леха Качиньского, сказал, что перед лицом Смоленской катастрофы польское государство сдало экзамен. Как на самом деле обстоит дело, действительно ли польское государство сдало экзамен? Этот вопрос Польское Радио адресовало профессору Католического университета в Люблине Мечиславу Рыбе, историку и политическому комментатору.

Это самый важный вопрос, на который мы можем сегодня объективно ответить. Если говорить о том, что происходило во время катастрофы, то остается очень много знаков вопроса и домыслов. Что касается того, как тогда функционировало государство, а, по сути, самые важные власти Республики Польша, здесь, прежде всего, речь идет о правительстве (Дональда Туска), которое организовало визит, отвечало также за состояние самолета и за все обстоятельства, а позже, как выяснялись причины катастрофы, то видно, что все это один большой скандал. Тогдашняя власть не сдала экзамена даже в самой малой степени, это даже ниже оценки «неудовлетворительно» – и  в практическом аспекте, и в политическом. Нужно помнить о том, что россияне получили невероятные инструменты для того, чтобы использовать Смоленскую катастрофу для создания напряженности на польской политической и общественной сцене, что они и делают, тщательно, до сегодняшнего дня.

В документальном фильме Эвы Станкевич «Состояние угрозы» появились неизвестные до сих пор фотографии. Взять хотя бы фотографии тогдашнего министра здравоохранения Эвы Копач: на одной она в компании сотрудников, занимающихся перевозкой тел жертв катастрофы; снимок, по всей видимости, сделан в прозекторской, потому что видно: рядом лежит, скорее всего, тело жертвы катастрофы в черном полиэтиленовом мешке. А на другом снимке – Эва Копач пьет кофе в той же прозекторской и с кем-то мило беседует…

Существуют разные мнения на этот счет. С одной стороны, это какой-то шок, потому что на снимках достаточно свободные позы и выражение лиц, даже если учитывать, что это ситуативные снимки. Возникает вопрос: что там делала госпожа Копач? Зачем она появилась в прозекторской – позировать для любительских фото? Сегодня мы уже знаем на 100%, что вскрытие тел жертв катастрофы делалось российскими патологоанатомами непрофессионально. Мы знаем, что потом были повторные перезахоронения. А она стоит и позирует для снимков, которые должны были показать её заботу об этом деле? Это имело какой-то имиджевый характер. Это свидетельствует о её полной растерянности. Заданием Эвы Копач была только защита имиджа правительства Дональда Туска, за что Туск позже её отблагодарил. Что касается политической стороны, роли, которую она должна была выполнять, то она подразумевала контроль за ситуацией, чтобы всё действительно было в порядке – отношение к телам жертв катастрофы, уважение к ним, и наконец, чтобы все возможные доказательства были защищены, согласно высоким мировым требованиям. Зачем было включаться в процесс на таком уровне? Её роль не заключалась в том, чтобы показать, как она на месте помогает россиянам, а контролировать, как идет работа, и требовать, чтобы они придерживались высоких стандартов. А здесь мы видим совершенно растерянного министра, который не знает что делать в этой ситуации. Она привыкла к тому, что ей делают фотографии, и считает, что её поведение отвечает положению дел. Это является иллюстрацией какой-то радости – так можно интерпретировать фотографии – и иллюстрацией абсолютной растерянности в очень сложной ситуации. О чем говорят эти фотографии? О том, что польское государство, в данном случае в лице Эвы Копач, не сдало экзамена.

Изображение на снимках можно интерпретировать как некое братание с людьми, которые там работают. Но мы ведь не знаем, какую на самом деле роль выполняли эти люди, что они делали до катастрофы...  

Но принцип один: исходя из наших отношений с Россией – это было видно до и после катастрофы – совершенно нельзя было кланяться работникам, брататься с ими, а только на самом высоком уровне стараться принять это следствие, контролировать процесс и требовать уважительно относиться к телам погибших. Вы можете себе представить, чтобы министр здравоохранения России там появился и вел себя таким образом. Это не его роль. Надо выполнять свою роль  адекватно ситуации и обязанности, которые возлагаются на данный мент.  

По поводу фото с Эвой Копач в прозекторской появился комментарий Бартоша Арлуковича, вице-председателя оппозиционной партии «Гражданская платформа». Он написал в соцсетях, что это фотомонтаж и, возможно, за тем, что именно сейчас появились эти снимки, стоят российские спецслужбы. Вы верите в такую версию?

Я не знаю, я не могу определить, фотомонтаж ли это, или нет. Мне кажется, что сама Эва Копач их не отрицает, она не утверждает, что это фотомонтаж. Даже если следовать ходу мыслей Арлуковича, что это игра российских служб, то возникает вопрос: почему Эва Копач дала себя так просто обмануть, практически добровольно. Стоит помнить о том, что в подобных ситуациях государство сдает экзамен тогда, когда все службы занимаются тем, чем должны заниматься, выясняют всё досконально, до самого конца. А глядя на эти фотографии, прослеживается намерение: сделать так, что бы с имиджевой стороны всё хорошо выглядело. Не выяснять обстоятельства, как все происходило, а показать озабоченность власти, элементы сожаления, но это все не сработало. Если до сих пор этими фотографиями могут играть российские  службы, то это значит, что определенные лица государства не выполнили своего задания и дали возможность российским службам повод показать, как политик такого ранга в каких-то странных позах позирует для фотографий.

PR24/ik