X
Уважаемый пользователь!
25 мая 2018 года вступило в силу Распоряжение Европейского парламента и Европейского совета 2016/679 от 27 апреля 2016 г. (RODO). Предлагаем ознакомиться с информацией, касающейся обработки персональных данных на портале PolskieRadio.pl
1.Администратором данных является Polskie Radio S.A. с местонахождением в Варшаве, Алея Неподлеглости 77/85, 00-977 Варшава.
2.В вопросах, связанных с Вашими данными, необходимо контактироваться с Инспектором по защите данных, e-mail: iod@polskieradio.pl , тел. 22 645 34 03.
3.Персональные данные в маркетинговых целях будут обрабатываться на основании согласия.
4.Доступ к персональным данным может осуществляться исключительно с целью правильной реализации услуг, указанных в политике конфиденциальности.
5.Персональные данные не будут передаваться за пределы Европейской экономической зоны или международным организациям.
6.Согласно закону, персональные данные будут хранится в течение 5 лет после деактивации аккаунта.
7.Вы имеете право доступа к своим персональным данным, можете исправлять их, переносить, удалять или ограничивать обработку.
8.Вы имеете право опротестовать дальнейшую обработку данных, а в случае выражения согласия на обработку у Вас есть право отозвать его.
9.У Вас есть право направить жалобу в контрольный орган.
10.Polskie Radio S.A. информирует о том, что в процессе обработки персональных данных не принимаются автоматизированные решения и не используется профилирование.
Больше информации по этому вопросу Вы найдете на страницах персональные данные и политика конфиденциальности.
ПРИНИМАЮ
Русская редакция

Юрист «Мемориала»: Россия прямо заявляет, что исполнять решения ЕСПЧ она не будет

28.02.2020 15:46
Юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова прокомментировала стремительный рост количества жалоб россиян в Европейский суд по правам человека.
Аудио
Юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова Фото: предоставлено собеседником

Россия в очередной раз установила рекорд по количеству жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В докладе, опубликованном на официальном сайте суда, говорится, что четверть из почти 60 тыс. дел, которые находились на рассмотрении ЕСПЧ в 2019 году, были направлены против России. Это рекорд за последние 7 лет. Сообщается также, что с 2017 года количество жалоб против России, поступивших в ЕСПЧ, увеличилось вдвое – с 7 до 15 тыс. Артур Яворский попросил прокомментировать эту тенденцию юриста Правозащитного центра «Мемориал» Татьяну Глушкову.

Артур Яворский: Как можно объяснить такой стремительный рост количества жалоб россиян в ЕСПЧ?

Татьяна Глушкова: Эта тенденция объясняется очень просто – если посмотреть на структуру постановлений, которые выносятся ЕСПЧ против России, то можно увидеть, что 80% жалоб, рассмотренных в 2019 году, рассматривались в упрощенном порядке комитетом из трех судей, а не палатой из семи. Это говорит о том, что эти дела являются предметом устоявшейся практики суда. То есть ЕСПЧ по какому-то вопросу уже неоднократно выносил постановления, но аналогичные проблемы продолжают возникать, и люди продолжают жаловаться по тем же вопросам. То есть 4/5 разрешенных в 2019 году жалоб касаются этих тем. Таких тем – множество: это и условия содержания под стражей, и неоправданно длительное содержание под стражей, это исчезновения людей на Северном Кавказе и так далее. Фактически, есть проблемы, которые ЕСПЧ давно обозначил, но которые российские власти не решают.

***

Естественно, с течением времени все больше людей, во-первых, узнают о таком средстве защиты как ЕСПЧ, во-вторых, перестают доверять российским правоохранительным и судебным органам и обращаются к ЕСПЧ как к единственному, по сути, средству, где они могут найти справедливое судебное разбирательство. Естественно, число жалоб растет. Отказ правительства РФ от решения системных проблем в области прав человека ведет к росту количества жалоб в ЕСПЧ. Вопрос в том, почему российские власти не решают эти проблемы? Я как человек, который из года в год занимается, по сути, однотипными делами, могу сказать, что у меня сложилось впечатление, что российским властям проще раз за разом платить жертвам нарушений прав человека компенсации, чем изменить систему и исправить хотя бы какие-то недостатки, которые ведут к этим последствиям. Например, создать такую систему следствия, которая позволит расследовать преступления быстро, и не будет заставлять годами держать людей в СИЗО пока идет следствие.

АЯ: Исходя из ваших слов, можно сказать, что в определенном смысле рост жалоб россиян в ЕСПЧ – это также положительная тенденция, которая свидетельствует о том, что российский народ начинает понимать, что свои права можно защищать.

ТГ: Да, можно и так сказать. Растет количество юристов, которые умеют писать жалобы в ЕСПЧ, растет количество самих граждан, которые могут написать такую жалобу, растет в какой-то степени доступность Европейского суда по правам человека, в том смысле, что все большее число постановлений переводится на русский. Изначально цель таких переводов заключалась в том, чтобы облегчить применение конвенции (Конвенция о защите прав человека и основных свобод, - ред.) национальными судами, но российские суды ее не очень охотно применяют. Но граждане и юристы – кто не владеет английским и французским языками – могут прочитать эти постановления на русском и использовать их в своей практике, и в том числе при написании жалоб в ЕСПЧ. Безусловно, доступность ЕСПЧ для заявителей выросла и навыки российских юристов в плане ведения дел в этом суде, безусловно, тоже улучшились.

АЯ: Можно ли рост количества жалоб россиян в ЕСПЧ также объяснить, прямо говоря – неуважением российских властей к этому институту?

ТГ: В этом контексте можно вспомнить слова президента РФ, которые он 15 января произнес в ежегодном послании Федеральному собранию. Я не берусь дословно цитировать, но смысл сказанной им тогда фразы сводится к тому, что мы не можем допустить, чтобы какие-то международные органы нам что-то указывали в области прав человека. Это достаточно ясно свидетельствует о том, что Россия прямо заявляет о том, что исполнять решения ЕСПЧ она не будет, потому что… у нее есть такая возможность. А возможность эта действительно существует, потому что никаких средств давления на страну, которая не исполняет постановлений ЕСПЧ, фактически нет.

Интервью записал Артур Яворский